Откуда ветер перемен?

Как стать волонтёром в помощь животным? Появление Екатерины Метелевой в фонде «Доброе дело» сравнимо с «ветром перемен». Мало сказать, что изменились соцсети, жизнь в них бурно закипела. Появился канал в Яндекс.Дзен, возродился канал в Youtube, полностью поменялась «сетка вещания» в соцсетях фонда, появились новые рубрики, оригинальные и интересные. Она смогла привлечь новых волонтёров, внесла новые идеи в работу фонда, приняла участие в написании гранта «Уроки добра. У дружбы нет породы» и в настоящее время является его координатором. В силу характера Екатерина несколько амбициозна и прямолинейна, остра на язык, с хорошим чувством юмора. И в то же время доверчива, исполнительна и отзывчива на просьбы, способна на самые добрые поступки, как говорится, легка на подъём: если надо, поедет безоговорочно в любую «тьму таракань». Одним словом, с Екатериной не заскучаешь и не пропадёшь: поможет, выручит, плечо подставит.

На вопрос, что её привело в фонд, ответила:

- Возможность писать. До этого почти пять лет я работала администратором в организации, где мне всеми правдами и неправдами начальство говорило, что писать я не умею, что пишу я очень плохо, в какой-то момент я даже им верить начала. А чтобы как-то себя реализовать, я стала вести в Инстаграм блог о своей таксе. Делаешь фотографию, к ней придумываешь какую-то забавную историю. Иногда, правда, что-то приукрасишь. Образовалась аудитория, конечно, это собачники и, в основном, таксятники. И эти люди меня читают, я стала получать отклики!
А когда весной этого года я приняла решение поменять место работы, и поступило предложение от главного редактора фонда писать тексты, я согласилась всеми четырьмя лапами. Потому что мне это интересно. Журналистский опыт у меня есть. После окончания университета почти четыре года я писала очень много, огромные объёмы. Да, это истощает морально, но мне это нравится. Потому что творчество даёт возможность реализовать себя. Когда ты видишь свой опубликованный текст, когда ты видишь реакцию на него, особенно реакцию восторженную, это опьяняет, это, наверное, как наркотик. К этому привыкаешь, это становится необходимостью… Хочешь делать ещё и ещё. Постоянно.

- Мы рады твоему приходу в фонд. А тебе нравится у нас работать? Ведь приходится не только тексты писать, но и работать в сетях, писать и реализовывать гранты?

- Нравится. Большим приятным сюрпризом для меня стало то, что мы сделали грант именно с уклоном на животных. С 2011 года я помогаю разными способами приюту для бездомных животных в Украине. Это маленький приют «Спинальник Лёпа и Компания». Часть животных живёт дома у хозяйки приюта Жанны Сас, а часть – на передержках. Получилась эта история вот каким образом: в 2011 году было очень жаркое лето, и ближе к Новому году я стала искать в качестве подарка своим собакам охлаждающие коврики. Это такая подстилка, внутри которой находятся гелиевые гранулы, опускаешь её в воду, гранулы разбухают и на таком влажном коврике прохладно лежать в жару. В России их не было, зато они нашлись в Украине, их продавала компания «Фракиштак». Я сделала заказ, тогда ещё это можно было спокойно сделать и даже платёж сделать в Украину через Сбербанк. Ещё эта компания изготавливает на заказ инвалидные коляски для собак и кошек. И на сайте компании «Фракиштак»я увидела видео: собака на коляске выезжает на полянку с одуванчиками, ходит по ней и рычит на одуванчики. Я перешла на страничку хозяйки ворчуна Лёпы, узнала, что у неё есть приют, написала ей и отправила для животных 500 рублей. Тогда для этого надо было сходить в отделение Сбербанка и постоять в очереди. Переводы с карты на карту ещё не были так распространены, как сейчас.
Какое-то время мы с Жанной общались иногда, я периодически переводила ей немного денег. Потом я стала посылать деньги регулярно, потом специально для Жанны завела кошелёк PayPal, т.к. в Украине с него выводить деньги законодательно запрещено. И теперь для Жанны присылают на этот кошелёк деньги со всего мира, а я через свою карточку перевожу их в Украину. Затем я эпизодически комментировала её посты в соцсетях, стала вести аккаунт приюта в Инстаграм, писала в соавторстве с другими помощниками приюта рекламные тексты для каждого животного и всё это размещала в аккаунте. Так я стала волонтёром в помощь животным.
Сейчас у меня из-за большой загрузки в фонде, к сожалению, совершенно не стало на это времени. Но одна из волонтёров приюта окончила курсы по SMM-продвижению и аккаунты приюта теперь ведёт вместе с Жанной. Но финансово я продолжаю помогать. И Жанна в свою очередь морально поддержала меня, когда мы работали над грантом «Уроки добра. У дружбы нет породы», у меня есть её согласие на публикацию счастливых историй пристройства животных, за 20 лет этих историй накопилось множество.

- Катя, откуда такая любовь к собакам?

- Меня заразила троюродная сестра Елена. Это была середина 90-х, у неё появился такс Тихон - Тишка. Он прожил у неё совсем недолго, его украли. Требовали за него вознаграждение, но сестра, к сожалению, не могла заплатить. Но видела Тихона потом много лет, он был счастлив, жил в семье с детьми, его любили и о нем заботились. Возможно, что именно из-за детей и вышла такая история, что его просто не хотели возвращать.
В самом конце 90-х Лена взяла такса Тюбика, он прожил у неё 16 лет. Это был очень харизматичный кусучий товарищ. И я тоже захотела таксу. После четвёртого курса таксу я получила. Вот как найти то, что тебе необходимо? Нужно всем рассказать об этом! Я рассказала, и откликнулась мамина коллега, у которой в соседнем доме у консьержки был тот, кто мне нужен. Там история вышла следующая: у людей жил такс, чемпион, с медалями. Когда у них родился ребёнок, такс по какой-то причине стал неугоден и его поздней осенью выставили на улицу. В ошейнике с медалями. Ему было 8 лет, он был в самом расцвете сил, но вот стал не нужен. Его подобрала из соседнего дома консьержка, у неё уже была небольшая собачка, и вскоре появились щенки-полукровки. Несколько девочек и один мальчик. Собаки были на самовыгуле, очевидно, и по помойкам побирались. Всякого в жизни хлебнули. Мальчик, которого я забрала, - Шумахер, он был очень зашуганный, панически боялся ног: видимо, его пинали. Я его несколько лет отучала от этого страха, гладила его ногами, и в конце концов мы с ним победили этот страх.
Очень ласковый был пёс, с замашками лидера. Но когда мы уходили на работу, он устраивал концерт, слушали его два подъезда, пять этажей. Чтобы ему было не скучно, решила завести для него друга. И они стали выть вдвоём.
Я искала именно таксу, купила породистого щенка, но выбраковку. У него есть несколько хронических заболеваний, однако на мою любовь к нему это никак не влияет. А разводить или выставлять его я не собиралась. Я ездила за ним в Нижний Тагил, почему-то в тот момент в Екатеринбурге щенков таксы на продажу не было. Ему было три месяца, когда я его забрала. Его, примерно месячного, взяли первые хозяева, точнее, хозяйка, пока муж был в командировке. Потом муж вернулся и сказал: «Или я, или собака». И щенка вернули заводчице. А всё то время, что он жил в доме, его кормили едой со стола и раскормили до размера хорошего поросёнка. В три месяца весил, по-моему, 6 кг. Он был очень толстым. Да и сейчас упитанный и всегда голодный. Риквизант – пёс-компаньон. Он очень балованный, ему всё можно. Меня он любит безумно. И довольно злобный к чужим. Раньше на улице ко мне подходить было опасно: Райс сразу кидался на человека и мог сильно укусить. Сейчас ему уже 14 лет, он плохо видит и может просто не заметить человека, который ко мне подходит. Старший пёс умер четыре года назад, кроме Райса я никого не беру, чтобы он жил спокойно, не ревновал и знал, что его любят.

- Поговорим о тебе, Екатерина. У тебя высшее образование. Ты ведь по профессии историк, но далека от профессии. Почему?

- Да, я окончила Исторический факультет УрГУ, по профессии не работала ни дня и ни разу об этом не пожалела. По диплому я «Историк, преподаватель истории». Но во время педпрактики на четвёртом курсе (очень горжусь этим) я поняла, что работать с детьми мне не стоит. Я не люблю объяснять десять раз одно и то же. Мне нужно, чтобы делали точно то, что я сказала, и понимали это с первого раза. Если человек сразу не понял, мне становится неинтересно, я всё быстрее сделаю сама, чем буду объяснять ещё раз. И хотя меня звали работать в школу, я не пошла, чтобы не портить детям психику. Я могла бы стать учёным историком, но по разным причинам не сложилось, но я не жалею. История осталась моим хобби.

- Ты выбрала исторический факультет потому, что увлекалась историей?

- Вообще историком я стала потому, что мама в детстве (это было 1 января 1988 года) вытащила меня утром из кровати и силком посадила смотреть фильм «Гардемарины, вперёд!». Это до сих пор мой любимый фильм, я могу цитировать его наизусть большими эпизодами, хотя фильм давненько уже не пересматривала.
Учиться на истфаке нравилось, это были самые лучшие годы в моей жизни. Я до сих пор на досуге почитываю учебник по первобытному обществу (Першиц А. И., Алексеев В. П. История первобытного общества). Хотя специализировалась я не на «первобытке», а на истории XVIII века, на времени правления императриц. Курсовые и диплом были, проще говоря, о том, что женщине у власти делать нечего. Антифеминисткий уклон такой, я и по сей день придерживаюсь этой точки зрения.
На пятом курсе я стала подыскивать работу. Я и до этого все годы студенчества работала, но уборщицей, чтобы не загружать голову. Пришёл, на двух-трёх работах пол вымыл и свободен, ни за что не отвечаешь. Теперь же нужно было искать что-то более существенное. И мамин бывший студент Александр Василевский предложил мне попробовать написать интервью для журнала «Вкус», который выпускал тогда Издательский дом «Банзай». Первое интервью я делала в Первоуральске, это была реклама ресторана, я брала интервью у шеф-повара. Записывали ещё на плёночный диктофон, расшифровку и сам текст я писала ручкой на бумаге, а потом уже набирала на компьютере. Интервью с не очень глобальными даже правками ушло в печать, и мне предложили написать ещё. И так я стала внештатным корреспондентом ИД «Банзай», писала в журналы «Банзай», «Вторая половина», «The Chief». А уже после окончания университета в августе 2005 года вошла в штат. Мы писали огромные объёмы, редакционная норма была 50 тысяч знаков, плюс рекламные тексты, плюс какие-то текущие тексты. Был поток, было круто, и мне это интересно до сих пор. У нас была великолепная команда, я очень многому научилась у коллег. У меня была моя первая начальница Оксана Рыжкова, она меня многому научила, мне с ней очень легко работалось. Больше никогда я под началом женщин с таким удовольствием и азартом не работала. Потом, в середине 2008 года, из-за кризиса в стране редакция развалилась.
С тех пор занималась пиаром, многому научилась, могу работать как кадровик, как бухгалтер на первичке, менеджером по работе с клиентами, специалистом по работе с дебиторкой и кредиторкой, понимаю основы договорной деятельности. Занималась наполнением сайтов, ведением соцсетей. Занималась организацией семинаров и тренингов, понимаю основы логистики. Я умею очень много, но получаю удовольствие именно от журналистики. Всё остальное, что я делаю сейчас в фонде, – это немного вторично, как дополнительная нагрузка. Самое главное – написание текстов, возможность выплеснуть свои эмоции и увидеть, что они кому-то интересны. Ну, и шанс помочь животным в рамках проекта, на который мы выиграли грант. Это хорошая мотивация, хороший стимул. В рамках общества волонтёров и зооволонтёрства – я медиа-волонтёр, я вряд ли смогу выходить больную собаку, у меня, скорее всего, смелости не хватит. Но помочь опосредованно, с помощью распространения информации, что тоже играет большую роль, я могу.

- Как проводишь свободное время, чем интересуешься?

- Для души: я очень люблю читать. Для меня самый лучший отдых – хорошая книга. Отключить телефон, не включать компьютер и весь день читать. Читаю в основном фэнтази или фантастику. Предпочитаю русскоязычных авторов, очень люблю Сергея Лукьяненко, Владимира Васильева, Александра Прозорова. Это возможность убежать в другой мир, в другую Вселенную. Конечно, я люблю смотреть фильмы, люблю поездки и путешествия, но книга – лучше всего.
А ещё в свободное время я занималась изготовлением различных бус и браслетов. Мастерила с помощью лазерной резки изделия из фанеры, плела ловцы снов, делала разные мобили. Я умею вязать, но спицами только по прямой, а крючком только по кругу. Занималась папье-маше. Всё это меня надолго не увлекает, поэтому я нахожусь в постоянном поиске и периодически открываю для себя что-то новое.


Текст: Валентина Демидова

#удружбынетпороды #урокидобра #доброедело #зооволонтеры #медиаволонтеры #фондпрезидентскихгрантов #письмадобра


Заголовок

  • Мы уважаем вашу конфиденциальность
Тел: +7 961-777-32-23
E-mail: info@delodobroe.ru