Необыкновенное чудо

Человек, делающий добрые дела НеОбыкновенное чудо

Те, кто читает публикации фонда «Доброе дело» в социальных сетях, заметили, что за последние несколько месяцев мы в корне поменяли и большую часть контента, и расписание публикаций, и даже способы ведения социальных сетей изменились. Это происходит потому, что в нашей команде постепенно появляются профессионалы своего дела, которых судьба теми или иными способами приводит на путь добрых дел.
Вот уже несколько месяцев мы «по-взрослому» подходим к медиапланам: не только пишем их, но и соблюдаем, и даже анализируем их эффективность. А недавно к активной работе в социальных сетях добавили планомерную работу со СМИ.
Апофеозом всех этих изменений стал медиаплан, утверждённый для работы фонда «Доброе дело» на год и - отдельно – медиаплан, встроенный в календарный план проекта «Уроки добра. У дружбы нет породы», которые мы как программу добрых дел и сценарий для волонтёров радостно занесли в нашу новую систему  работы над проектами Bitrix24.
И всё это волшебство «планирования и хайпа» – дело рук одного профессионала,  уникального специалиста и девушки с необычным именем. И рассказать о ней решили необычно: не просто биография, а самые интересные повороты  судьбы, забавные, курьёзные и просто интересные.

Справка
Имя: Виолета Владимировна Невзорова.
Должность: Руководитель пресс-службы.
Краткий послужной список: профессиональный журналист, корреспондент, шеф-редактор телеканала, продюсер телеканала, человек, делающий добрые дела.
Опыт работы: более 20 лет.
Характер: энергичный, впечатлительный.
Любимые методы работы: последовательное и ненавязчивое убеждение.
Способ достижения целей: капля камень точит.


– Виолета, у тебя необычное имя, которое ещё и необычно пишется. Расскажи эту историю!
– Ой, эту историю знают все мои знакомые! Мало того что я родилась в Казахстане, так ещё и мой папа с детства мечтал назвать свою дочь редким именем Виолетта. У него была двоюродная сестра, которую он видел один раз в жизни в детстве и которая произвела на него глубокое впечатление. Но так как родители были молодые, когда я родилась, они не знали, как это имя правильно пишется. Потому что тогда такого имени ни у кого не было. И сотрудница ЗАГСа точно так же не знала, как оно  пишется, И меня записали под именем Виолета – с одной «т». Это была элементарная ошибка. Потом я узнавала, можно ли имя поменять, но мне сказали, что это очень сложно, нужно делать запрос в ЗАГС в Казахстане… И я решила не заморачиваться. В конце концов, я верю, что у каждого человека есть судьба и она зависит от имени. Раз меня так назвали и у меня есть определённая судьба, то если чуть-чуть поменять имя, судьба может измениться. Ну и, кроме того, я всегда одна была с таким именем: в садике, в школе, в пионерских лагерях. У  меня тогда вообще не было тезок, это сейчас имя стало более популярным. Виолетой меня в основном зовут на работе, когда деловые отношения. А в семье, друзья, близкие знакомые, все зовут Вита. Я и чувствую себя по-другому. Виолета – это работник. А Вита – это уже мягкая, хорошая, ласковая. Это более личное имя. И оно означает  «жизнь». А Виолета – фиалочка…

– Ты профессиональный журналист, закончила журфак УрГУ. Ты прямо мечтала стать журналистом?
– Всё началось в шестом классе, к нам в школу пришла новая пионервожатая, она организовала у нас активную общественную жизнь, и мы начали делать стенгазету. Писали какие-то статьи, интервью брали, фотографии делали. Все это, естественно, от руки писали и рисовали. Мама одной моей одноклассницы работала в газете «Вечерний Первоуральск», она прочитала наши заметки и предложила их опубликовать в газете. Мы пришли в редакцию, стали подготавливать детскую страничку,   сами назвали её  «Бульвар юности».  Примерно раз в месяц писали туда о школьной жизни, обо всём, что нас интересовало. И вот так с седьмого класса я уже активно печаталась в «Вечёрке». Мы создали юнкоровский кружок,  он потом даже превратился в городской пресс-центр. Ну и раз так повелось, что я много писала, то дорога для меня была одна – на журфак. Других вариантов и не было.

– После учёбы ты некоторое время поработала в «Новой газете», а потом тебя позвали в редакцию 21-го телеканала. Как газетчику пришлось по вкусу телевидение?
– Я в телевидение влюбилась. Я там ничего не умела, потому что была стопроцентным газетчиком. Вообще команда у нас была интересная,  практически все были самоучками,  без опыта работы на ТВ. Один компьютер на всех, но мы писали тексты от руки, Интернета тоже тогда не было. Шёл 2001 год. Сначала я была стажёром, потом корреспондентом. Утром идёшь на работу, смотришь по сторонам: из чего можно сделать сюжет. Конечно, выручали связи, знакомства. И телезрители лично звонили. Были постоянные информаторы. Иногда спасала журфаковская привычка: дневник корреспондента. Туда записываешь всё интересное, что видишь, слышишь, узнаёшь вокруг. Из чего потом можно сделать новость. Например, видишь, что около подъезда появилась новая клумба. Вроде ничего важного, но ты записал адрес. И когда у тебя нет тем для новостей, можно вытащить это из дневника, подойти к дому, найти какую-нибудь бабу Валю, которая цветочки посадила, и сделать из этого целый сюжет или написать большой текст. Ещё у нас было так заведено на телеканале, что все корреспонденты были ведущими новостей. Но это были не прямые эфиры, всё шло в записи. Не было суфлёра, и мы подводки учили наизусть, либо оператор держал текст, написанный от руки, причём после правок редактора мы текст переписывали вручную начисто, чтобы начитывать удобно было. Жестокие времена были. Я сейчас не понимаю, как мы темы для сюжетов искали без Интернета. И тем не менее мы каждый день работали,  каждый день выходили новости. И их любили в городе.

– Ты доработалась до должности шеф-редактора, отправилась в декрет, а потом ушла работать на телеканал «Евразия». Потом тебя позвали на ОблТВ. Сильно отличался областной канал от городского?
– На ОТВ мне предложили должность продюсера. Я очень поверхностно понимала, что это за профессия, только знала, что надо искать новости. В принципе то же самое, что я делала на «Евразии». Мне, конечно, было интересно поработать на профессиональном областном канале, у которого уровень выше, чем у телеканалов, на которых я трудилась до этого. А на ОТВ работали звёзды, которых я видела только по телевизору. И, конечно, я не могла упустить такую возможность, в итоге отработала там три года. Но это был ад!  Я только потом поняла, что попала в ад. Потому что продюсер – это многофункциональный человек, который отвечает за огромное количество рабочих процессов. У нас была замечательная профессиональная команда – четыре продюсера,  мы хорошо друг друга дополняли. Там я очень многому научилась. Я поняла, как делать новости, как вообще должен работать телеканал, кто за что отвечает. Я всю эту кухню изнутри поняла. Затем у «Евразии» сменился собственник, и мне предложили вернуться на должность шеф-редактора. И вот тогда полученный на ОТВ опыт мне очень помог. Работалось легко и весело. Целых пять лет. Потом волею судьбы я оказалась на АТН, но его, к сожалению, через полтора года после того, как я туда пришла, закрыли. И наступил новый период в моей жизни.

– У тебя никогда не возникало желания поработать в других областях?
– Я всегда думала с ужасом, что будет, если я уйду с телевидения: чем я буду заниматься? Я больше ничего не умею. Но был у меня опыт сотрудничества с бухгалтерской компанией «Финансист плюс». Мне посчастливилось поработать там директором по развитию. На тот момент компания существовала десять лет, но мало кто в Первоуральске о ней знал. Буквально за три месяца без финансовых вложений в рекламу они стали «звёздами». Первым делом мы от их имени организовали выставку детских поделок. Поделки несли в офис родители, которые узнавали попутно об этой фирме. В соцсетях все делали репосты фотографий поделок и рисунков своих чад и таким образом пиарили страничку «Финансист Плюс». У фирмы сразу же появились новые клиенты. Мы создавали инфоповоды, о нас стали писать местные газеты, телеканалы снимали сюжеты. Мы завели странички в Вконтаке,  в Инстаграме, Фейсбуке. Я их научила снимать видео, каждый свой шаг: о работе, о совместном отдыхе, об участии в городских конкурсах. Учила их правильно разговаривать по телефону, общаться с клиентами так, чтобы они захотели к нам прийти. Мы тренировались, потом я просила знакомых изобразить «тайного покупателя»: звонить и записывать этот разговор на диктофон. Потом  вместе эти записи слушали и разбирали ошибки. Сейчас эта фирма процветает, они недавно открыли отделение в Крыму.

– Виолета, ты возглавляешь пресс-службу в одной из международных компаний. Но при этом успеваешь  сотрудничать с Благотворительным фондом "Доброе дело".
Расскажи, пожалуйста, как на твоём жизненном пути оказался фонд «Доброе дело»?
– Зимой каким-то чудом пересеклась с Валентиной Павловной Демидовой, опытным первоуральским корреспондентом и главным редактором фонда «Доброе дело». И что-то мне так взгрустнулось по журналистике! Стала иногда писать тексты для фонда, чтобы мозги работали. Тем более что в последний год я работала не в журналистике, а мне хотелось творчества. Алексея Невьянцева я теоретически знала. Откуда-то он был у меня в друзьях в соцсетях, причём во всех, и почему-то рука не поднималась его удалять: он же филантроп, благотворитель! А я его удалю из друзей! Алексей Юрьевич обратил внимание на мои тексты, и в какой-то момент предложил сотрудничать со СМИ от лица фонда, по сути – должность руководителя пресс-службы. Ну а поскольку все связи у меня сохранились, мне это несложно.  Да и  шанс вернуться в журналистику! Я же с этого начинала, это моя судьба.

Текст: Екатерина Метелева

#доброедело #урокидобра #письмадобра #волонтеры


Заголовок

  • Мы уважаем вашу конфиденциальность
Тел: +7 961-777-32-23
E-mail: info@delodobroe.ru